Туда и обратно

Туда и обратно

В метро спустился, сел в вагон и пятерых
зарезал сразу, остальных — по мере,
как и решил, когда смыкались двери
и «осторожно» участило дых.

Смотрел футбол, орал со всеми «гол»,
а форвард плакал — значит, снова мимо.
Кричал: «Не усложняй!», но нестерпима
была обида — вечер запорол.

В автобусе подмигивал одной:
она глаза поднимет — я с усмешкой:
давай ко мне поближе и не мешкай,
вот-вот схожу, — но облеклась спиной.

Картошку ел. Пил молоко. Посуду мыл.
Спал цепко. Дал будильнику по шее:
ещё пяток минут — и встал свежее.
Взгрустнул в пути: опять забыл тротил.

В автобусе подмигивал одной:
она глаза поднимет — я с усмешкой:
давай ко мне поближе и не мешкай,
вот-вот схожу, — но облеклась спиной.

Смотрел футбол, орал со всеми «гол»,
а форвард плакал — значит, снова мимо.
Кричал: «Не усложняй!», но нестерпима
была обида — вечер запорол.

В метро спустился, сел в вагон и пятерых
зарезал сразу, остальных — по мере,
как и решил, когда смыкались двери
и «осторожно» участило дых.

Иллюстрация на заставке Rikard Stadler / 500px.
1 Комментарии

Текст за текстом

  • http://marshak.su/ Igor Isupov

    В ст-и четыре строфы; ещё три добавлены лишь для примера — чтобы показать, что оно одинаково читается как с начала, так и с конца. Одинаково ЧИТАЕТСЯ.
    Злу не надо особых причин, точек отсчёта, отмашек, оно начинается вчера, сегодня, завтра с любого места, в любое время, потому что оно — это мы.

330_3
Telegram-IsupovPost-banner++29

Свежие публикации

Наши передовики