510-370_2
Иллюстрация Rasstock & Shutterstock.

МАРШАК-ТЕКСТЫ

СО ВСЕГО СВЕТА

С русской детско-юношеской литературой случилось странное: кажется, что она есть (спасибо, Самуил Яковлевич!), но это лишь мираж, потому что сегодня для неё так и не наступило. Славные пишущие современники, конечно же, попадаются, но вы и трёх имён — даже породистых, то есть тех, о которых слышали в полутора оставшихся детизах, — ни за что не назовёте. Какая же это тогда литература?
Вот потому-то и «Маршак»; вот оттого и лаборатория (а может, даже лабрадория).

Имени Титана

Проект назван в память о Гиганте первой половины XX века, без которого не было бы ни детской, ни юношеской, ни даже английской литературы. Впрочем, век детской и юношеской словесности, как только С. Я. Маршак ушёл (или даже как только его ушли), был недолог; английская тоже едва теплится, вот мы и.

Цели и задачи?

Чего нет, того нет. Одно лишь давно наточенное желание быть: зазвать сюда всех самых-самых (настоящих-честных, а не чарских), и не только юношеско-детских, но и «взрослых» (которые просто не знают, как хороши их пантелеевские и введенские розы), а ещё, а ещё, а ещё — вынянчить целую семью своих маршаков.

Принципиально

Если детское — то розовое, в бантиках и сю-сю? Нет. «Маршак» иных твёрдых правил: выглядит он серьёзно и вполне «новостно» (вам не показалось). Никаких уступок веб-дядям и тётям. С той лишь разницей, что дышит он не «жёлтым» или, ох, «политическим», а тем, что только и имеет право на жизнь: литературой.

Маршаки

  • Что такое «Порванный букварь»?

    Неортодоксальный букварь для уже умеющих читать...

    …Который а) пишется здесь и сейчас — на ваших глазах, несколькими литераторами, б) честен с вами, то есть не закрывает глаза на то, что творится вокруг, и б) объясняет вещи, которые действительно интересны.

    Примерно-завлаб Исупов вспоминает:

    Это до сих пор снится мне в кошмарах: однажды, занимаясь с дочкой, я порвал букварь, по которому мы готовились к школе. Ну не получалось у Маруси что-то — а я, увы, не самый спокойный папа на свете…

  • В «Порванном букваре» есть тег «Пятая книга». Что бы это значило?

    «Пятая русская книга для чтения»

    Страшно называть великое имя, но так уж получилось: Лев Николаевич Толстой после своей «Азбуки» написал четыре «Русские книги для чтения»… Эту метку (признаём, не очень скромную) получают те вещи, что идут в дополнение к «Порванному букварю».

    Профессор С. А. Рачинский — Л. Н. Толстому

    Нет в мире литературы, которая могла бы похвалиться чем-либо подобным.

  • «Родная речь»? Вы шутите? Это ж такая скука!

    Наши мухи не дохнут

    Скука — в плохом учебнике; скука — когда нет новых книжек, когда в тысячный раз издаётся написанное сто лет назад. Вот это тоска смертная и даже зелёная. А если открываются новые имена да звёздочки, то что же в этом скучного?

    Едва-ли-не-завлаб Исупов признаётся:

    С год назад, обернувшись, я вдруг сообразил, что писать для этого возраста мне приятнее всего. Прямо накрыло :-). Наверное, оттого, что так и не вырос…

  • С инязом, кажется, всё хорошо. Зачем он вам?

    Это правда

    Вот и тамошних современников мы знаем лучше, чем здешних (купить-перевести проще, чем вырастить, не так ли?). Да и, похоже, всё самое интересное в русской юношеско-детской вселенной происходит сейчас заграницей. Впрочем, врём. Потому что «Маршак» :-)!

    Маршак-текстов много не бывает

    Особенно когда их мало :-). Но это ничего, временно.

Последние публикации

  • В сумерки
    В сумерки

    («побросала шпильки, колкости, чтоб успеть»), и вот: «Стою / молчаливая, в неловкости, в дверь ломлюсь незнамо чью

  • Лорем ипсум (один дома)
    Лорем ипсум (один дома)

    так и вовсе без угрызений, / всё равно что вдохнул весенний, / первый после простуды запах, / утонувший в соплях и сапах

  • Т, М, П и другие буквы и станции Октябрьской ж. д.
    Т, М, П и другие буквы и станции Октябрьской ж. д.

    пусть даже тихим, вышептанным в ухо / сквозящей форточки плацкартной тесноты, / словам тянуться, словно цокотухе / из мела из живицы, из узды

  • Извините, вы случайно не Борис Житков?

    Очень похожи!